Сколько стоит Родину продать? История одного митинга

Тяжело продавать Родину, еще и задешево. А все проплаченные митинги априори и по умолчанию — это торговля Родиной. Речь идет об акциях протеста и пикетах под Нацбанком и Верховной Радой, куда участников собирали через социальные сети под видом флешмобов и оплачиваемой массовки. И куда автор записался поучаствовать, чтобы проверить: кто и как собирает, реально ли платят и сколько можно заработать. Так сказать, чтобы прочувствовать весь механизм и посмотреть изнутри. Забегу вперед — тут не будет аналитики и глубоко идущих выводов. Как не будут указаны заказчики и организаторы. На том уровне, на котором я внедрялся — об этом не знают. Но зато сразу можно сказать: те деньги, которые платят — не стоят потраченных времени и сил.

Всё началось с поста в «В контакте». В социальной сети можно найти много прекрасных объявлений, где участников приглашают принять участие в массовке. Сразу же предупреждают, что мероприятие на свежем воздухе, а потому нужно одеться потеплее. 5 часов на морозе и деньги ваши. Не много — 130 гривен.

массовка скрин

С автором подобного объявления, которая представлялась Алёной я созвонился. (Сейчас она уже немного подкорректировала — убрала свой телефон из открытого доступа. Теперь связь — только через приватные сообщения). На меня посыпались разнообразные вопросы: имя, фамилия, возраст, о работе, образовании, не снимался ли я в фильмах и прочие. Про фильмы меня заинтересовал больше всего. «Алёна» пояснила, что флешмоб (а она собирала массовку именно для «флешмоба») предполагает, что его будут снимать телевизионные камеры. Мол, многие участники этого не понимают, а потом с перепугу убегают или прячутся.

Мы договорились, что в 9.00 следующего дня я приеду на Майдан Независимости, наберу «Алёну» и мы там встретимся.

Общение с «Алёной» мне не понравилось. На всякий случай я оставил заявку в личных сообщениях «В контакте» еще одному сборщику людей на акции — Илье.

6.59 утра следующего дня. Звонок с незнакомого номера. И на моё сонное «Алё!» без приветствия и прочих вступлений вопрос мужским голосом: «Вы будете?». Сон сняло как рукой. Уточняю место и время сбора. На 8.40 всех ждут у второго выхода со станции метро «Крещатик».

Кто поступил умно и поехал на встречу на метро — тот не я! Центр Киева из-за митингов был перекрыт. Вокруг сплошные пробки. Водитель матюкался, но полз. Потом сказал, что мне быстрее будет пешком дойти. Каждые минут 15 еще с 8 утра перезванивал Илья и волновался где я.

В итоге, оказалось проще бросить машину и совершить марш-бросок, чем доехать. На Майдане в это время уже собрались несколько «кучек» человек по 50-100 участников «протестов». Их пока еще не формировали в колонны. И куда не кинь взгляд — всюду можно было увидеть подобные кучки.

Когда я прибежал ко входу к метро, где формировалась наша колонна, — там уже было человек 200-300.

В нашей компашке было человек 12. Илья там был не главным. Он просто помогал Кириллу.

Полчаса ожидания, а время уже было к 10 утра (напомню, что на улице мороз), и нашу компанию, кто-то стоящий над Кириллом повел строиться в колонну — по 5 человек в ряд.

А потом мы двинулись в сторону НБУ. Смысл был строить колонны — малопонятен. Только тронулись — колонна превратилась в неорганизованную толпу. А как подошли к металлоискателям, так вообще все перемешались.

На митинги против Гонтаревой потратили столько денег, что их хватило бы, чтобы откатить курс назад к 8 гривнам за доллар (шутка)

На самой площади мы обосновались немного сбоку. Как говорится, подальше от флагов, поближе к выходу. Мои кураторы очень боялись, что может начаться силовая зачистка митинга. Прям патологически. И если раз в 15 минут об этом не повторяли, то в следующие минут 15 говорили об этом раза 2-3.

А еще говорили, что на сегодня(то есть на день, когда я там был) или на 21 число назначен Майдан-3. Я улыбался про себя. Это был уже 147-й назначенный Майдан-3 за последние два года.

Еще почти час мы простояли на морозе, ожидая начала митинга.

В это время организовались две сцены на расстоянии метров 10 друг от друга. Одну из них оккупировали неизвестные люди с малопонятными флагами. На второй пиарилась партия «5.10». Повторюсь, мы стояли немного сбоку и я даже сначала думал, что это на одной сцене выступают и спорят друг с другом по два человека.

Самое сложное в это время было, чтобы меня ненароком не узнали коллеги-журналисты. А то решили бы поздороваться и «засветили» бы перед митингующими. Поэтому от камер и фотоаппаратов я шифровался еще активнее, чем мои компаньоны-митингующие. Зато увидел много знакомых лиц.

Через час стояния я уже шутил, что неплохо бы взять флаг и помахать им. Мол, так можно согреться. Старшие товарищи, умудренные уже не первым проплаченным митингом разъяснили, что с флагом ты никуда с площади не выйдешь. Поэтому лучше стоять себе тихо в сторонке и не светиться.

Когда из колонок уже по 5 кругу зазвучали одни и те же песни, Илья сообщил, что мы можем выйти с площади куда-то в тёплое место и там погреться. После полутора часов стояния на морозе — то было сродни откровению Божиему.

Так как все магазины и кафешки в округе или были закрыты или переполнены, то тёплым местом была назначена станция метро Арсенальная — еще за пару километров от НБУ. И мы отправились.

По пути мы встретили еще одного Куратора. В его группе было 125 человек. В 10,5 раз больше, чем в нашей — автоматически прикинул я.

По дороге на ступеньках крыльца человек 50 обступили какую-то женщину. «Тоже наши!» — шепнул мне один из нашей компании.

Наш путь пролегал неподалеку от Верховной Рады. Там в это же время проходил еще один митинг. Туда мои компаньоны сунуться не решились. Наоборот, поспешили отойти как можно быстрее. Шутили, что вокруг лишком много полиции. И намекали, что «неизвестные в штатском» их, то есть нас, уже «пасут».

Почти полтора часа мы грелись на «Арсенальной» Сидели на подоконниках перед кассами, наблюдали за покупателями жетонов и прочими пассажирами. Так как в ресторане был вай-фай свадьба проходила тихо. На станции работал бесплатный вай-фай. Большую часть времени мы провели, ткнувшись каждый в свой телефон. Иногда выходили покурить или выпить чаю.

Полтора часа мы просидели на Арсенальной. Еще 2-3 и митинг бы закончился без нас. Поэтому нам дали команду вернуться на исходные позиции под НБУ и еще немного померзнуть. Потом, правда, можно было еще раз отлучиться с площади.

Тут, наверное, стоит ответить и немного про структуру организации. Условно были десятники и сотники, которые собирали людей. Над ними стояли тысячники, которые большинству и не показывались, а команды и распоряжения раздавали по телефону. А еще была «охрана», которая в том числе следила, чтобы десятники и сотники не убегали слишком часто с митинга. Нескольких человек из нашей компании так на выходе завернули пару раз — мол, митинг еще не закончился — нечего шастать где ни попадя!

Когда мы возвращались под НБУ, по дороге видели много молодчиков с желто-голубыми лентами на руках. Кто это такие — мои кураторы не знали, но на всякий случай посоветовали держаться в сторонке.

Как вернулись на площадь, я наблюдал забавный скандальчик: какая-то из протестующих ругалась на нацгвардейца в полном обмундировании, который вышел из био-туалета. Типа, чего вы претесь в наши туалеты, у вас что своих нет? И это при том, что очередей в туалеты не наблюдалось…

Оставшиеся два часа до конца митинга мои компаньоны провели в беседах на околополитические темы. Спорили о ситуации в стране, ругали власть, ругали путина, удивлялись российским СМИ, которые слишком много внимания уделяют Украине. Один из компаньонов оказался переселенцем из Донецка. Он рассказывал о том, как пожил некоторое время под сепарами и понял, что нечего там делать.

Идейных противников Гонтаревой, против которой, если вы еще не забыли, мы и митинговали — в нашей компашке не было. В свободное время люди пришли подработать копеечку — кто перед ночной сменой, а кто перед поездом. Поэтому моей легенде, что мне тоже нужны деньги перед лечением — поверили охотно. Несколько раз приглашали на последующие митинги: они у нас до Нового года. А еще можно в ночную смену!..

Последние минуты до 15.00 — до окончания митинга — мы уже буквально отсчитывали. Все ожидали денег и мечтали, кто о горячей ванной, кто о горячем душе, а кто и просто о горячем чае. Но не все так просто оказалось. Наши мучения не закончились даже после окончания митинга.

Всем деньги раздавали недалеко от НБУ: кому на станции метро Хрещатик, кому возле питейных заведений на Майдане. Нашей же компании была дана команда выдвигаться аж на Почтовую площадь(а это еще пару-тройку километров) и ждать денег там. Ну, померзли под НБУ 5 часов, померзнем немного и подле фуникулера. Чего уж там!

Мы обустроились на выходе на улице из станции метро «Почтовая площадь» и стали ждать. Как мне пояснили: те, кто раздавал деньги, должны были проехать по всем подобным группам и выдать деньги. Мы были одними из последних на тот день. Как оказалось, некоторым участникам платили сразу за несколько дней, поэтому они плату получали не ежедневно. Ждать пришлось довольно долго, а сам момент выдачи денег я едва не пропустил. Задержка была вызвана тем, что «кассиры» заподозрили слежку и пытались оторваться от хвоста. А потом так быстро подъехали, вручили деньги куратору и свалили, что этот момент от меня ускользнул. А куратором оказался не Кирилл, как я думал все это время, а его подруга, чьего имени я даже не запомнил.

По сути, на этом продажа Родины и закончилась. 130 гривен в руках и все разошлись по своим делам.

Что следует отметить? На митинге под НБУ было несколько тысяч человек. Процентов 90 из них пришли за деньги. Путем элементарных подсчетов можно прикинуть, какие суммы ежедневно выкидываются на организации протестов. А если подсчитать сумму за месяц ежедневных протестов?

Организационный момент на низком уровне. Никто не додумался людям на морозе организовать чай. Более того, с мест протестов прогнали даже мобильные точки продажи чая-кофе. Впрочем, масса и не заслуживает, чтобы о ней пеклись, тем более о каждом индивидууме в отдельности.

Благо, хоть хватило ума поставить био-туалеты. Но вновь-таки, большая часть из них была за пределами площади митинга. И чтобы к ним попасть нужно было пройти металлодетекторы.

Деньги, которые платят за участие в митинге — это не те деньги, ради которых стоит на подобные митинги ходить. Это не те деньги, ради которых стоит рисковать своим здоровьем и тратить время. Треть из заработанного ушла сразу же на чаи и лекарства.

Потом у меня спрашивали: не сложилось ли у меня мнение, что подобное платное участие сделано с целью дискредитации протестов? Нет, не сложилось!

Запись опубликована в рубрике Вот такая у нас работа, Диванная аналитика, Журналистика, Ляп в рекламе и пиарастия, Политическое оборзение с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий