Стокгольмский синдром Луганщины

Этот материал относительно недавно был опубликован на сайте «Политика2.0». Сейчас сайт не работает: террористы похитили сервера, а главред ресурса, по непроверенной информации, находится в плену у бандитов лнр. Вспомнить о данной статье заставила заметка в фейсбуке, что луганчане подвержены «Стокгольмскому синдрому». Полчаса поиска в кэше Яндекса и Гугла, и вот, материал вновь доступен для прочтения

В Киеве террористы-дебилы захватили метро и требуют вертолет.
(КВН, «Римские каникулы», село Галициновка)

В августе 1973 года Ян Эрик Улссон бежал из тюрьмы и захватил банк в Стокгольме. Террорист потребовал доставить к нему его сокамерника. В заложниках у преступников оказались один мужчина и три женщины. Пять дней власти вели переговоры с преступниками, а потом решились на штурм. В момент освобождения заложников случилось нечто неожиданное: жертвы встали на сторону преступников, пытаясь помешать пришедшим спасать их полицейским. А позже, когда конфликт благополучно разрешился и преступники были посажены за решетку, бывшие их жертвы стали просить для них амнистии. Впоследствии две женщины из числа заложников обручились с бывшими похитителями.

В мировой практике этот феномен получил название «Стокгольмский (или шведский) синдром» — психологическое состояние, возникающее при захвате заложников, когда заложники начинают симпатизировать и даже сочувствовать своим захватчикам или отождествлять себя с ними. Если террористов удаётся схватить, то бывшие заложники, подверженные стокгольмскому синдрому, могут активно интересоваться их дальнейшей судьбой, просить о смягчении приговора, посещать в местах заключения и т.д.

По сути, то что сейчас творится на Луганщине – это Стокгольмский синдром областного масштаба. Бандиты и террористы, захватившие административные здания, расстреливающие случайных людей на автомобилях, отбирающие офисные здания и предпринимателей воспринимаются в сознании людей чуть ли не как защитники и освободители.

Впрочем, для Луганщины – этот парадокс – не новый. Вспомните, частый, парадоксальный и главный аргумент, почему, к примеру, люди голосовали за бандита Януковича на выборах… «Пусть бандит – зато он наш бандит!». Ну чем не неосознанная идея, что преступник не будет вредить жертве, если действия будут совместными и положительно восприниматься. Пленник практически искренне старается заполучить покровительство захватчика. А ведь это один из первых симптомов Стокгольмского синдрома.

Дальше – больше. Паталогическая боязнь украинской армии, которая придёт наводить порядок. Жертва часто понимает, что меры, принятые её потенциальными спасателями, вероятно, нанесут ей вред. А если еще и подконтрольные местечковым олигархам, которые и заварили эту политическую кашу, СМИ будут подогревать ситуацию ужастиками, что Нацгвардия обстреливает жилые дома и кварталы. Да просто так расстреливает, потому что население поддерживает террористов, ой, извините, ополченцев.

Пребывание в плену приводит к тому, что жертва узнаёт преступника, как человека. Становятся известны его проблемы и устремления. Это особенно хорошо срабатывает в политических или идеологических ситуациях, когда пленник узнаёт точку зрения захватчика, его обиды на власть. Тогда жертва может подумать, что позиция преступника — единственно верная. А в масштабах области это обозначится в том, что преступников начинают приглашать на телевидение в качестве экспертов. Как пример – распиаренный визит гражданина Болотова на эфир телеканала ЛОТ, где самопровозглашенный «народный губернатор» передал денежные средства собранные бойцами Армии Юго-Востока для онкобольных детей Луганщины.

Исследователи полагают, что стокгольмский синдром это не психологическое расстройство, а нормальная реакция человека на сильно травмирующее психику событие. Собственно, можно ли считать жизнь на Донбассе, под руководством всевозможных кравченок, голенок и ефремовых стрессовой ситуацией, жизнь доказывала уже неоднократно.

Запись опубликована в рубрике Гостевой пост с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий на «Стокгольмский синдром Луганщины»

Добавить комментарий