Воспоминания об лыныры

А ведь я мог бы сейчас вполне спокойно жить и работать в Луганске. Даже под террористами. Всего лишь растоптав собственное достоинство, наплевав на гордость и принципы и лелея собственного эго. Всего лишь небольшая сделка с совестью. Правда, для этого надо было бы впустить в свой лексикон словечки по типу «молодая республика», употреблять через предложение «хунта» и «каратели» и не ржать, когда называешь Луганск столицей. За это я бы получал «огромную» зарплату продпайком и обещание огромнейших перспектив меня и республики. Строил бы себе и плотницкому светлое будущее и проклинал бы по работе фОшЫздов. Вечером на кухне под коньяк клял бы всех и вся в своей бесправности. И лелеял бы в душе обиду на всех, кто уехал, кто не согласен с моим мнением, кто радуется мирной жизни.

Почему ж я так не сделал? Наверное, последние надежды на то, что из лнр может получится хоть что-то путнее, а то и что просто хуже не станет, умерли, когда я стоял под прицелом автомата одного из боевиков, которые пришли захватывать телекомпанию в Луганске. Страшно не было. Брала злость, что какой-то, как он сам себя назвал «слишком нервный» тип угрожает расстрелять, когда мне надо домой. Лишь много времени спустя я понял, что его дерганные движения — это не показатель усталости, а намек на амфетамины или герыч в крови. С наркоманами под кайфом до этого мне общаться не приходилось. А то что он потом сквозь ёлочки выцеливал снайперов-укропов в жилых многоэтажках тогда казалось даже забавным.

Окончательным свидетельством, что лнр-днр это полная жопа для меня стали не стрельба террористов по украинским военным из жилых массивов, не массовый психоз гражданских (а за полгода неоднократно приходилось видеть как люди в той или иной степени сходят с ума. Кстати, первым признаком сумасшествия можно назвать репосты шария в социальных сетях), не выпуски новостей «луганск-24» и даже не то, что террористы как по сценарию начали убивать друг друга (история с Бэтменом лишь одна из целой череды). Последней каплей стал мост. Точнее два. Два разрушенных моста через речки на пути в Северодонецк. И понтонные переправы, через которые словно раненные перебирались пассажирские автобусы. Понтонные переправы, построенные «фашистами», чтобы гражданские могли попасть в ту или иную часть области, попасть к себе домой. И скелет виднеющегося в отдалении уже бывшего моста.

Именно это оказалось наглядным пособием деструктивности «благородных защитнегов» и созидательности «укроповских фашистов».

Запись опубликована в рубрике Политическое оборзение с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий